Главная|Контакты|О сайте

Вторая ночь на мысе Айя

 

Приехав в Балаклаву в 2007 году, мы снова решили пойти с ночевкой на мыс Айя. Помня о нашем предыдущем трудном восхождении, не взяли ничего лишнего. Только еду и воду.

Единственное, что мы себе позволили, это термос с горячей водой. В жаркую сухую погоду мы никогда не разводим костер в лесу — на грех мастера нет, причиной пожара быть не хочется. А утром так приятно побаловать себя горячим кофе.

В прошлый раз мы шли по дороге, параллельно берегу моря. На перекрестке ее пересекала другая дорога, которая прямо вела на мыс Айя. Интересно, откуда она идет?

Посмотрели по карте. Дорога могла быть либо от села Резервное, либо от села Гончарное.

Решили начать разведку с Резервного. До поворота на Резервное доехали на автобусе. Дальше пешком до села. Там мы спросили дорогу на мыс Айя. Нам сказали, что удобнее идти на мыс Айя из Гончарного. Но можно и из этого села. В Резервном живет создатель теории причинности Василий Павлович Гоч. Проходя мимо его дома, я чувствовала волнение.

Склон горы покрыт лесом, идти в тени деревьев намного приятней. Без помех дошли до перекрестка. Оттуда по уже знакомой дороге до мыса Айя.

Лето 2007 года в Крыму было очень сухим и жарким. Практически совсем не было дождей.

Мы приехали в Балаклаву в начале сентября, трава кругом была выжжена палящим солнцем, многие деревья тоже засохли. Лес был пятнистый — частично зеленый, частично бурый.

Тем более удивительно было среди выжженной травы встретить роскошно цветущее растение высотой около полуметра. Володя бросился его фотографировать, а я пожалела, что у нас нет второго фотоаппарата, чтобы запечатлеть его вострог.Путь на мыс Айя

В этот день нам ни разу не встретились косули. Вообще в лесу было как-то очень тихо. Возможно, животные ушли в те места, где больше воды.

За перекрестком мы встретили таких же любителей активного отдыха из Нижнего Новгорода. Они хотели посмотреть сверху на Затерянный мир, который, как им сказали, находится между двумя выступами мыса Айя. Пошли вместе.

Вот и вершина. Долго любовались открывшимся видом. Потом отдохнули в тени. Наши спутники ушли в сторону Батилимана, а мы стали решать, где поставить палатку.

Нам понравился небольшой выступ чуть западнее скалы Кокия-Кая. Но и здесь не обошлось без путаницы. Почему-то мы решили, что этот выступ отделен от скалы ущельем. Пошли вниз, чтобы там где-нибудь перебраться на другую сторону ущелья. А когда перебрались, поднялись выше, то поняли, что мы находимся намного западнее. Тот выступ, куда мы шли, был на противоположной стороне.

Мы пошли к нему напрямик через ущелье. В результате запоролись в непролазную чащу. С рюкзаками невозможно было продраться через эти сучья. Было уже непонятно, как мы сюда залезли. Со всех сторон деревья стояли плотной стеной. Я села на камень. Идти никуда не хотелось. Было такое чувство, что мы не выберемся отсюда никогда.

Володя снял рюкзак и начал обламывать сучья, прокладывая нам дорогу. У него получился туннель в этой чаще, через который можно было пройти. Мы спустились на дно ущелья и поднялись вверх. Сил на это потребовалось немало. Вот, наконец, и этот выступ. Я без сил упала на землю. А мы-то думали, что на этот раз расслабимся и отдохнем здесь!

Володя пошел осмотреть окрестности. Вернулся он, ругаясь, злой и удивленный. Оказывается, со скалы Кокия-Кая по краю обрыва можно было легко и без проблем попасть на этот выступ. Еще один сюрприз мыса Айя!

Было еще время до заката солнца. Мы спокойно разложили палатку, поели. Место было удивительно живописным. Все злоключения забылись перед этой божественной красотой.Мыс Айя

Отсюда мы любовались великолепным закатом. Вечер был тихим и безветренным. Такой же тихой была и ночь.Мыс Айя

Еще в первую ночь на мысе Айя я почувствовала, что мне очень жестко спать. Как будто бы сплю на голом, неровном, шершавом камне, хотя под нами были пенки, а на них махровые полотенца. Я подумала тогда, что мы раскладывали палатку в полутьме и не успели как следует проверить и почистить площадку.

В этот раз мы взяли с собой спальники, площадку тщательно проверили, под нами был не камень, а обычная земля. Но ночью было то же ощущение, что мы спим на жестком камне.

Спали ли мы в эту ночь? Это был не сон и не бодрствование, а какое-то забытье. Не могу передать словами те смутные ощущения, которые продолжались всю ночь. Утром мы встали в каком-то странном состоянии. Володя так задумчиво сказал: «А, помнишь, ты говорила, что тот, кто проспит ночь на мысе Айя, потом сходит с ума?» Я точно помню, что так и не думала, и не говорила. Но у меня была такая же мысль, что от такой ночи можно и с ума сойти. И в то же время мы оба чувствовали, что эта ночь нам была нужна.Мыс Айя

Утро опять было очень спокойным. Рядом с нами прямо из трещин в горе росли сосны. Просто удивительная сила жизни. Сосны на мысе АйяМы гуляли, любовались природой, собирали шиповник.

Постепенно возвращалось обычное состояние. Где-то в глубине души была благодарность мысу Айя за что-то, что с нами произошло.