Главная|Контакты|О сайте

Первая ночь на мысе Айя

 

Через день после первой попытки подняться на мыс Айя мы предприняли вторую. На этот раз мы решили пойти туда с ночевкой, чтобы времени хватило на все. Взяли с собой палатку, воды на два дня, еду.

Поскольку в первый раз поднялись в горы очень легко, весь довольно долгий путь по вершине прошли в состоянии подъема, даже эйфории, то и сейчас подумали, что вспорхнем  на вершину с рюкзаками. Поэтому решили себе ни в чем не отказывать. Взяли виноград, дыню, бутылку сухого вина, чтобы отметить покорение мыса Айя.

В этот день температура поднялась до 38 градусов. Это был пожалуй самый жаркий день за весь наш отпуск. Первый катер прибывает на Золотой пляж не слишком рано, да мы еще позволили себе искупаться. Поэтому когда мы с рюкзаками карабкались вверх, жарило по полной программе. Поднимались поэтому медленно, обливаясь потом. Совершенно изнуренные оказались на вершине. Теперь нужно было долго идти по голой вершине под палящим солнцем.

Где-то в середине пути нам попались люди, которые по холодку уже поднялись на мыс Айя, и теперь возвращались. Мы спросили их про дорогу. И тут мы не поняли друг друга. Они сказали, что нужно пропустить первый поворот направо, а следующий приведет нас на мыс Айя.

Мы так и сделали. Пропустили ту торную дорогу, по которой не пошли в первый раз и пошли направо по следующей узенькой дорожке. Дорожка попетляла по лесу, затем разделилась на две. Мы выбрали одну из них, какое-то время шли, пока дорожка не потерялась в траве и прошлогодних листьях. Тогда мы вернулись и пошли по другой, она опять разделилась. Так мы долго блуждали по лесным дорогам, которые либо пропадали, либо поворачивали совсем в противоположную сторону. Мы поняли, что заблудились.

Солнце уже клонилось к закату. Это был то ли заповедник, то ли заказник. Непуганные косули попадались постоянно. В лесу было много кабаньих следов, кое-где кабаны проторили целые тропы. Ночевать в таком лесу рядом с кабанами как-то не хотелось.

Мы решили не искать дороги, а, ориентируясь по солнцу, напрямик выйти хотя бы к морю.

После нескольких подъемов и спусков стало ясно, что мы приближаемся к вершине, которая круто обрывается к морю. Море было уже видно, по краю вершины петляла тропинка, но в какую сторону идти по ней к мысу Айя?

Я остановилась и, глядя на море, прислушалась к себе. С правой стороны почувствовала сильное притяжение. Мыс Айя там! Володя тоже что-то почувствовал. Мы пошли направо. Вскоре увидели впереди какую-то скалу, по всем признакам похожую на вершину мыса Айя, к которой мы так стремились. Именно ее мы видели издали, еще до того, как заблудились. Да, вот они, эти очертания, дорога на вершину, и какие-то сооружения, которые издали казались такими маленькими. И тут я пережила настоящий шок.

Мы шли на Святой мыс. Мы шли как паломники. Хотели ощутить силу этого места, помедитировать. Ожидали увидеть прекрасную и благостную картину.

Вместо этого мы увидели заброшенные современные здания, с пустыми проемами окон. Дальше на самой высокой скале мыса были какие-то современные сооружения явно военного характера. Потом мы узнали, что это была покинутая воинская часть. Но в тот момент мы этого не ожидали. Было какое-то странное и неприятное чувство.

В довершение ко всему поднялся сильный ветер. Он пригибал к земле деревья и кусты, свистел в пустых глазницах окон. Картина была мрачная и  угрожающая. Солнце  было близко к горизонту, но ночевать в этом месте не хотелось. Да и палатку на таком ветру поставить сложно.

Мы решили по дороге спуститься ниже и заночевать в лесу. В горах самая главная проблема — найти ровную горизонтальную площадку для палатки. Мы спускались вниз, подыскивая подходящее место. Выбирать было уже некогда, нашли не очень удобную полянку и стали раскладываться. В это время внизу в ущелье зарычал зверь. Я не знаю, что это был за зверь. Он рычал громко и непрерывно. Мы даже не боялись, что он поднимется к нам и будет нам угрожать. Но я точно знала, что под такое рычание я не засну. Уж пусть лучше будет вершина с заброшенными зданиями и свистящим ветром. Оттуда хотя бы этого зверя будет не так слышно.

Тут Володя взял инициативу в свои руки, и, как всегда в критических ситуациях, я полностью доверилась ему. Повинуясь только ему понятному чутью, он прямо вывел меня к замечательному месту на краю обрыва. Этих современных полуразрушенных зданий, которые навевали на меня такую тоску, отсюда не было видно. От ветра нас загораживали густые деревья. Уже в сумерках мы быстро разложили палатку, и буквально упали без сил.

Целый день мы шли с тяжелыми рюкзаками по сильной жаре. Когда поняли, что заблудились, шли быстро и совсем не отдыхая. Каждая мышца болела от напряжения. Я чувствовала себя совершенно изнуренной. Казалось, вот лягу и засну непробудным сном.

Но не тут-то было. Вокруг нас была целая какофония звуков. Ветер свистел и завывал в вершинах деревьев. Кричали какие-то ночные птицы. Непрерывно трещали цикады. Снизу из ущелья, хотя и более глухо, доносилось рычание зверя. К этим звукам иногда добавлялось какое-то странное тяфканье. Откуда здесь могут быть собаки? Ближайшее жилье за много километров. Володя предположил, что это лисы.

Нервы были напряжены до предела Спать совсем не хотелось. Откуда-то из самой глубины моего существа начал подниматься страх.

Мы с мужем любим ночевать в палатке. Не раз случалось проводить ночь в пустынных местах. Особого страха никогда не было. А тут был не просто страх, тут был первобытный Ужас, непреодолимый, не поддающийся никаким доводам разума. Володя не подавал виду, но потом признался, что ему тоже было страшно. Потом у Валерия Воронина я прочитала, что чувство страха не редко бывает в таких местах. И рядом с этим ужасом был тоже не объяснимый и не менее сильный восторг.

Я выглянула из палатки. В первый раз мы ночевали так высоко в горах. Небо было усеяно звездами, и звезды были такими крупными! Ночь была прекрасна. Надежды заснуть не было никакой, хотя все тело болело от напряжения. Мы пили вино, ели виноград, любуясь звездами. Заснули только к утру.

Утро было тихим и безмолвным. На мысе АйяНи ветра, ни криков животных и птиц. Солнце ласково и безмятежно светило. Мы поднялись на вершину скалы. На мысе АйяВсе очень красиво. Руины воинской части уже не раздражали. Но чувствовали мы себя совершенно разбитыми. Решили спускаться вниз. Вниз вела широкая  дорога. Когда дошли до перекрестка, поняли, что это была та самая дорога, которую мы отвергли в первый раз. Просто издали утес казался намного ближе.

Потом долгими зимними вечерами я часто вспоминала эту ночь и свои переживания. Мыс снился мне по ночам. Я хотела попасть туда снова. Созрело желание: хочу провести на мысе Айя три ночи. Когда мы решили ехать опять в Балаклаву следующим летом, я сказала мужу об этом своем желании. И он внутренне со мной согласился: «Пусть будет три». Одна ночь уже была. Осталось еще две.